Рола ЗАКРЫТА!!! Мы обьединились с другой ролевой игрой.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Могила Келебримбора

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Почти вросшая в землю каменная плита, ставшая укрытием последнему потомку Феанора.
Так странно - он, не сын, а внук, единственный удостоился настоящей могилы - Маэдрос сгорел, что с Маглором неизвестно, а курганы остальных Феанорингов утонули вместе с Белериандом.

На плите вырезано на Вестерне, квенье и синдарине одна лишь фраза:
"Тьелперинквар Куруфинвион, лорд Келебримбор, сын Куруфина, князь Эрегиона. Да будет Намо Мандос к тебе не слишком строг, и найдешь ты покой хотя бы в Златом Валиноре, коль не нашел в тленных землях"

0

2

=====>Развалины Ост-Ин-Эдил
- У нолдор одна надежда – Запад. Потому что пал Род Финвэ, догорев в битве Последнего Союза, и нет ничего, что удержит изгнанников в Эндорэ, то есть, в Средиземье, - холодно ответил он. Девушка не знала, что сделало это сердце осколком льда, что убило искреннюю улыбку на тонких губах, и радости свет в серебристо-серых глазах. И почему столько боли причиняет красивое ammelasse «Аринкиа».
Он хотел бы сейчас быть в Мандосе, возможно, Намо и посчитал бы, что у нолдо мало преступлений, и отпустил бы его в белый мираж, в Тирион на Туне, которого Лариндо никогда не видел. Но, как и любой из мятежников, рожденный в Эндорэ, мечтал увидеть.
А еще там мама…
Он замер в шаге от могильной плиты, прекрасно видя тенгвы на камне.
Лорд Эрегиона… Тьелперинвар…мой лорд
Ветер кинул в глаза прядку волос, выбившуюся из хвоста, ветер зашуршал травой… Ветер…

0

3

Каэтан подошла вплотную к серому камню и провела рукой по выбитым на надгробии письменам. Вот он...печальный конец рода Феанора. А ведь так благороден и храбр был его замысел...и сыновья его, ступив на дорогу крови, уже не смогли с неё свернуть и трагически канули в чертоги Намо, оставив после себя лишь легенды и руины. Эльфийка наклонила голову, и длинные волосы накрыли золотистой волной её лицо. Так значит, нолдор выбрали исход? Прочь от всего, что они создали в Средиземье? Оставив его в час, когда с востока уже ползёт гулкая Тьма? Ведь вы наверняка чувствуете её приближение. Оставив те последние островки света в Имладрисе и Лориене, наконец, оставив другие свободные народы Эндорэ, чтобы никогда не вернуться? Хотя, возможно, это и лучший путь для тех, кому осталось лишь отчаяние...но есть те, что ищут и находят надежду здесь, что слишком привязаны к здешним лесам и равнинам, к рощам меллорнов прекрасного Лотлориена и водопадам Имладриса. О Лихолесье Каэтан деликатно решила не упоминать, помня о старом как мир раздоре.
В Средиземье к тому же наверняка больше новых впечатлений и возможность узнать больше о других расах, об Аданах, например...Нет, судя по всему, в Амане не бывает ветров перемен.

0

4

- А что осталось от народа нолдор? Хекелдамар, а вместе с ним Ондолинде, Нарготронд, Маглоровы Врата, Химринг  и Хисиломэ, скрылись среди морских волн. Сильмариллы утеряны для Первого Дома навсегда, Род Финвэ пресекся – остались только принцесса Артанис, да и Владыка Элронд, внук принцессы Итарил, - он слишком поздно сообразил про имена и названия, посему на секунду прервался: - В смысле Белерианд, Гондолин, Хитлум, Владычица Галадриэль и принцесса Идриль Келебриндал. Тьма… Тьма была всегда – Анга… Ангбанд, его хозяин, Враг. Не стоит забывать, что Тху – лишь его ученик.
Нолдо замочал, собираясь с мыслями.
- Есть. Есть Алатариэль, - он не стал пояснять, кто это, ее имя мало было изменено синдар, - есть те, кто остался с ней под сенью Лориена, и есть те, кто живет в Имладрисе. Но есть и такие, как я. А меня ничего не держит в Эндоре – мой отец погиб при взятии Гаваней Сириона, я был еще ребенком и почти не помню его, моя мать ушла в Аман после Войны Гнева, мой лорд лежит под этой могильной плитой, девушка, которая почти стала моей невестой, пала в пламени Эрегиона. Даже мое имя пало жертвой той войны... И я не вижу себе места здесь – там, в Амане, все, кого мы теряли за время войн, сначала с Моринготто, потом – с Жестоким. Может, мориквэнди, - под этим словом Ломэа имел ввиду всех, кто не был в Амане, синдар, нандор и авари, - не так рвутся на Запад, но для нолдор там Дом.
Валинор… ты говоришь о месте, где никогда не был, называешь его Домом, но помнишь тоску в глазах матери, когда она говорила о Тирионе на Туне. Валинор… увижу ли я там мать? Отца? Тинвэ? Хотя нет, ее там не будет – она осталась здесь, такая, как она, осталась бы… Зачем? Иначе была бы надежда на встречу…

0

5

Внутри у Каэтан всё похолодело. Она не знала, каково это - потерять семью... Одиночество было ей по душе, но эльфийка знала, что где-то есть те, что любят и ждут её, родители, оставшиеся в Лихолесье, хотя она не видела их много лет, глубоко в душе она знала, что когда-нибудь вернётся, пусть даже ненадолго, к ним. Она познала скорбь утраты, когда её любимая тётя оставила её, уйдя в Валинор, но не представляла себе, что значит быть навсегда одной, потеряв всё - и родных, и друзей, и даже родину. Каэтан смутилась и проговорила упавшим голосом, не убирая волос с лица, чтобы не видеть стального взгляда Лариндо, под которым ей становилось всё труднее сохранять спокойствие:
Но если опустить руки, чтобы Тьма так и продолжала нависать угрозой над всем миром, то когда-нибудь Средиземье может постичь та же судьба, что и Эрегион, и оно станет подобно Мордору - мёртвой, бесплодной землёй, где есть место только призракам и исчадиям Зла. Как эльфы смогут с этим жить, даже в Валиноре? К тому же мы не одни - Последний Союз доказал это. Кто знает, если мы сделаем шаг навстречу Аданам, то он может быть и не последним... А Гортхаур, если с ним не покончить навсегда, не остановится, даже разрушив Эндоре, и принесёт войну в Аман! Моргот отброшен в Ничто, но если его ученик получит волю, то трагедия повторится, и тысячи жизней будут так же сломаны и исковерканы. Вы же знаете, каково это. Ведь не раз казалось, что Враг был повержен - и Моргот, и Саурон - но корни Зла оставались нетронуты...и даже Дом в таком случае в безопасности лишь на какое-то время... Уйти - значит признать поражение.
Каэтан видела, как мир перед глазами плывёт, но заставила непрошёную слезу не показываться. Она вдруг почувствовала острую жалость к этому одиночке, у которого, должно быть, сердце сковал холод.

0

6

- Здесь нет призраков. Эрегион чист, чист и безмолвен, просто вы не видите этого. То, что давит на сердце в этой земле, - память о крови. И те, кто охраняет эту память. Те, кто не пошел за Зовом Намо. Свободные Феар… - тихо сказал Лариндо, в ушах все еще стоял тихий окрик там... на улице города. – У них не осталось ничего, кроме мести. И памяти. А память… «память станет силой», как пелось когда-то в «Лэ о Лейтиан», это я помню хорошо, при всей моей нелюбви к этой «Песне».
Эльф закрыл глаза, думая, что ответит на ее слова, и лишь потом с тонких губ сорвалось:
- Валинор искажен, как и искажена вся Арда, в Валиноре тоже лилась кровь. А в душах всех, кто вернется туда, навсегда будет боль. Последний Союз? А чем он кончился, вы помните? Нам не остановить Черного Майю, хотя он и слабее своего учителя. Нам нужен кто-то, кто поведет нас, кто-то, подобный aranya Feanaro, что когда-то вел нолдор на месть, или хотя бы как Гил-Гэлад, чей звездный свет освещал подступы к Мордору.  Сейчас такого владыки у квэнди в общем и нолдор в частности нет. И, видимо, не будет. Кто поведет в бой? Кто сплотит вокруг себя столь разные народы, хотя бы квэнди, я не говорю о квэнди, эдайн и наугрим!
Он снова замолчал, на могилу легла гнетущая тишина. Которую разбил холодный голос нолдо:
- Тьма никогда не будет повергнута, ибо нет Света без Тьмы. И «все поступки твои во славу Мою», помните эти слова из «Песни о Музыке Айнур»?

0

7

Да...я помню, рассеянно ответила Каэтан, вспоминая эту древнюю балладу. Но эти строки в песне всегда резали ей слух, она, как ни странно, не могла понять их полностью. Справившись с собой, девушка повернулась к Ломэа, её взгляд был невозмутим.
Свободные Феар? Так вот откуда было это ощущение наблюдающих глаз...Я едва не приняла вас за одного из них, в этом царстве памяти всё возможно. Глаза эльфийки чуть посветлели.
Вы правы, нам нужен сильный лидер. Без него не будет и надежды... Каэтан окинула взором вечернее небо, на которое постепенно надвигались сумерки, окутывая разрушенные строения и холмы причудливыми тенями, делая их похожими на невиданных существ. Мрачное место. Странное дело, как же быстро скрылся Анор...кажется, вот-вот можно будет увидеть этих Феар.
Скоро совсем стемнеет, нужно найти место для ночлега. А Феар могут видеть таких, как мы? - спросила Каэтан, направляясь к ближайшему полуразрушенному дому. Исилиан послушно последовал за ней.
офф: твой ход )

0

8

офф: у Лиссы глюки с инетом, поэтому выложу по её просьбе пост.

  - Феар невозможно видеть, если сами они этого не хотят. И слышать. Но даже если так, их и невозможно спутать с живыми… - тихо сказал он, опустив голову. С губ сорвалось несколько полуслышных фраз на умирающей ныне квенье, обращенных к могиле, к земле и ветру, а не к девушке.
- Но они не причинят нам зла, скорее даже спасут от непрошенных гостей – часть из тех, кто сейчас хранит это место, я когда-то знал… - он мысленно сказал пару фраз на квенье и спустился с холма. Ночные тени сгущались все больше, укрывая Эрегион своим одеялом. Когда-то в ночи горели костры, слышался смех и музыка, тем – лишь тишина и покой.
И снова легкий, как перышко, зов:  «Аринкиа».
- Феар видят больше нас, видят нас и видят то, что навсегда от нас скрыто, - эльф вошел в дом до девушки, впрочем, надеясь этим особо не вызвать подозрений.Внутри было пусто – растения, разрушенные внутренние стены, пепел…
Эльф быстро осмотрел строение – одна из небольших комнат явно раньше была мастерской, там нашелся и небольшой очаг. Лариндо проглотил комок, застрявший в горле, при виде разбитых и навсегда утерянных поделок неизвестного мастера, и позвал Каэтан.
==> полуразрушенный дом

0